Это ИТээСно знать

Дата публикации
16.06.2022
Это ИТээСно знать

Что такое интеллектуальные транспортные системы, и почему их "обкатывают" в Татарстане

Интеллектуальные транспортные системы — слишком масштабная тема, чтобы раскрыть её в одной статье. Здесь лишь широкими мазками обозначены главные контрапункты этой сферы. А «художниками» выступили те, кто создавал, внедряет и поддерживает ИТС в Татарстане и в целом в России.

Один сплошной сервис

Профессор МАДИ Султан Жанказиев — признанный гуру в сфере интеллектуальных транспортных систем. Он считает, что через каких-то 2-3 года смысла покупать автомобиль просто не будет: все перейдут на сервисную модель — аренду, каршеринг, такси и так далее.

Султан Жанказиев: Мы наблюдаем смену модели мышления, когда каждый человек, который выходит на улицу и решает задачу своей мобильности, будет понимать, что это задача находится в плоскости сервисов. Эта модель характерна для мышления молодых людей. Она формируется здесь и сейчас.

А главный тренд в том, что пришло понимание — в единую систему управления нужно включать и автомобили, и дорожную инфраструктуру. Если сектор автомобилей в большей степени находится под управлением бизнес-структур, то инфраструктура — это прерогатива государства. А значит, будут решаться задачи контроля, допуска, распределения приоритетов.

Движение экономики

По мнению заместителя директора ГБУ «Безопасность дорожного движения» Ильдара Фарахова, всё идёт к объединению и интеграции. Существующие модули ИТС сейчас разрозненны, но могут и должны работать вместе. В пример он приводит пресловутые камеры автоматической фиксации нарушений ПДД. По его мнению, они собирают достаточно информации для того, чтобы в дальнейшем можно было создавать новые контролирующие элементы.

Ильдар Фарахов: Они могут фотографировать дорожное покрытие, а затем с помощью нейронной сети по этим снимкам можно определить состояние участка дороги и, например, понять, убрали снег или не убрали. Вот вам и дополнительный элемент контроля работы коммунальных служб.

Мысль Жанказиева и Фарахова развивает генеральный директор «ГЛОНАСС БДД» Максим Нечеухин. Его организация занимается, в том числе, созданием цифровых двойников российских дорог. Речь идёт о важнейшем программном обеспечении на основе искусственного интеллекта, которое позволяет получать рекомендации, резко увеличивающие уровень безопасности на конкретных участках дороги.


Максим Нечеухин: Всё, что касается безопасности дорожного движения, должно быть основано на научном подходе, на конкретных цифрах. Мы оценили каждую камеру в России — как она влияет на дорожно-транспортные происшествия. В тех местах, где установлены камеры, наблюдается снижение количества ДТП на 40%. Но что самое интересное, мы анализировали так называемый контроль скорости на протяжённых участках автодороги. Этот подход впервые был применён в Татарстане. Скорость автомобиля, который начинает двигаться в зоне этого контроля, становится примерно одинаковой — это называется гармонизацией транспортного потока.

Хотя бы одна жизнь...

Тем не менее, разговоры о будущем сопровождаются брюзжанием хейтеров, которые считают, что ИТС — это только дорожные камеры. Система фотовидеофиксации — действительно важнейший элемент ИТС, и он призван отнюдь не пополнять казну, как это считают некоторые обыватели.


Рифкат Минниханов: Нас обвиняют, говорят, что мы создали «кормушку». Но посмотрите на цифры 2004 года: почти 900 погибших в Казани. Дороги развиваются, скорость растёт, машин становится больше, инспекторов меньше, а цифры по погибшим снизились в два раза. Уважаемые хейтеры, как вы это прокомментируете? Это как с ковидом: пока кого-то лично не коснётся, понимание не появится.

Объединяй и властвуй!

Руководитель Центра «Интеллектуальные транспорт системы» Мария Дагаева говорит, что сфера ИТС только начинает структурироваться. Сейчас она представляет из себя около 10 подсистем: автоматическая система управления дорожным движением, фотовидеофиксация правонарушений, система весового контроля, ГЛОНАСС и так далее..


Мария Дагаева: ИТС уже меняют нашу жизнь. Я сама, как автомобилист, могу сказать, что пробок в Казани стало меньше. Я могу на себе ощутить то самое снижение загруженности дорог на 20%. Это и есть результаты ИТС. Но важно понимать, что мы не создавали ИТС с нуля, у нас была база. Были компоненты ИТС, которые мы постепенно стали объединять.

Потому что КАМАЗ!

Почему же именно Татарстан является той площадкой, где обкатываются новые технологии и инициативы? Вопрос не праздный. Тут сложилась уникальная совокупность факторов, и поэтому опыт республики трудно повторить в других регионах.


Марат Галеев: На Татарстане обкатывают технологии и нововведения, потому что здеcь есть КАМАЗ и Иннополис. КАМАЗ не дали растащить, в своё время было много желающих, а Иннополис — место, которое было создано по инициативе руководства республики, чтобы привлекать молодых продвинутых специалистов.

Хватит романтизировать

Для обывателя интеллектуальные транспортные системы ассоциируются с беспилотным транспортом. Это не хорошо и не плохо, но мнение потребителя напрямую влияет на решения тех, от кого зависит развитие ИТС. Вот и получается, что разговоры о супертехнологическом будущем нужно не поддерживать, а приземлять, ведь это уже давно не та история, которую нужно романтизировать. Директор Центра цифровой трансформации ПАО «КАМАЗ» Эльдар Шавалиев уверен, что переоценивать беспилотный транспорт и электрокары, оглядываясь на опыт XX века, когда автомобили заменили лошадей, тоже не стоит.


Эльдар Шавалиев: Давайте порассуждаем: почему машины заменили лошадей? Самая очевидная причина в том, что это была история, связанная со скоростями, способностью непрерывного движения. То есть, лошади не смогли конкурировать дальше с автомобилем в этих двух показателях. Теперь давайте поговорим о беспилотнике. Здесь очень сложный вопрос «когда?», потому что все экономические расчёты и области применения показывают, что пока делать это экономически неоправданно.

У вас получится железная дорога...

По мнению Шавалиева, беспилотники не увеличат скорость движения автомобиля, потому что они всё равно будут ограничены уровнем безопасности и скоростью автомобильного потока. При этом, вытащить человека из автомобиля и добиться беспрерывного движения можно и сегодня. Транспортные компании уже решают это с помощью эстафетных перевозок. На чаше весов — себестоимость и вопросы безопасности.

Эльдар Шавалиев: Если посмотреть на то, сколько транспортные компании смогут извлечь из этого и сколько они должны будут инвестировать, это произойдёт не очень скоро. Как сказали коллеги из Германии, когда мы обсуждали проекты по беспилотным магистральным перевозокам с выделением отдельной полосы: ещё чуть-чуть — и получится железная дорога.